телефон багетной мастерской в Москве:
+7 (495) 649-81-46
Звоните, мы на связи!
Корзина
Ваша корзина пуста

Наши УСЛУГИ:


Скидки на багет!

Мы предоставляем 20% скидку на весь багет в момент заказа при предъявлении купона!


КОНТАКТЫ:

Как проехать в нашу мастерскую.

Время работы:

Будни: с 10 до 20
суббота с 11 до 16
воскресенье - выходной

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ!
С февраля 2017 года
график работы мастерской
по будням именится:
с 10 до 19 часов!

Багетная мастерская Сити-Багет в Инстаграм Страничка багетной мастерской в Фейсбук

Картина и рама - вместе лучше!

Покупая новую картину или постер, мы обязательно задумываемся о подходящей раме. Рама (или её отсутствие) несёт важную смысловую функцию - задаёт границы, предел.

На память сразу приходят слова Ю.М. Лотмана: «Рама в картине, рампа в театре, начало или конец литературного или музыкального произведения, поверхности, отграничивающие скульптуру или художественное сооружение от художественно выключенного из него пространства, всё это различные формы общей закономерности искусства: произведение представляет собой конечную модель бесконечного мира». Иными словами, картина на стене представляет собой окно в другой мир, а картинная рама, наподобие оконной, заключает его в некие границы.

Рама имеет не только художественную, но и этическую ценность. Рама концентрирует, собирает впечатление зрителя от картины и сообщает ей определённый моральный облик и достоинство. Рама также призвана замыкать, отграничивать картину от внешнего мира, выделять картину из действительности. Имея скошенные вовнутрь края, рама сообщает двухмерной картине впечатление глубины.

Своё происхождение рама ведёт от общего архитектурного убранства церкви. На рубеже ХIV-ХV веков происходит автономизация алтаря. Он отделяется от стены, сдвигается ближе к центру собора и получает собственное скульптурное оформление, повторяя в уменьшенном виде форму собора. Для украшения алтаря используется готический архитектурный декор: стрельчатые арки, лёгкие окна, тонкие стенки. Впоследствии скульптурные алтари стали исчезать, так как их изготовление было делом достаточно трудоёмким. Скульптурные сцены были заменены живописными, а скульптура стала играть только декоративную оформительскую роль. Постепенно на смену скульптурной раме пришло изображение рамы в технике гризайли, что быстро стало популярно и среди художников, и среди заказчиков.

Развитие этой традиции происходило в эпоху Возрождения. В Нидерландах художники сохраняли готическое обрамление, а живописные вставки выполняли в современной манере. В Италии архитектурное обрамление алтарей модернизировалось быстрее. Например, алтарь Сан Дзено в Вероне по-прежнему состоит из двух рядов (в верхнем – Мария с Младенцем в окружении святых, в нижнем - сцены из жизни Христа), но выполнен уже не в готическом стиле, а с использованием типично ренессансных приёмов - ордера и перспективных построений. Отдельные пространства разгорожены позолоченными барельефами с пышным растительным орнаментом.

Ренессанс предпочитал богатые золочёные рамы, щедро украшенные декором. Это мог быть растительный или фруктовый орнамент, а могли быть и гротески, сатиры, отдельные сцены, вырезанные в технике барельефа. Была и другая тенденция: рамы часто изображались прямо на картине, имитируя мраморные плиты, арочные проёмы, колонны и пилястры. Таков архитектурный декор, обрамляющий сцены создания мира и человека, в Сикстинской капелле Микеланджело.

Вообще имитация рамы играла в то время большую роль. Ренессанс и барокко уделяли огромное внимание проблеме обмана зрения. Главная задача живописи на тот момент заключалась в достижении наибольшего сходства с реальностью. Глядя на фреску Андреа Кастаньо «Тайная вечеря», кажется, что художник больше внимания уделял изображению мрамора, нежели участников Тайной вечери. Иногда художники или архитекторы помещали свои автопортреты в каком-нибудь скромном углу построенного или расписанного ими здания, капеллы. Это тоже было лишь искусной имитацией.

Первые деревянные рамы для небольших произведений в Италии и Франции стали изготавливать в начале ХVI века. Мастера не скупились на убранство: по рамам извивался причудливый орнамент, они могли быть полностью позолочены, украшались живописными или скульптурными вставками. Иногда на рамах разворачивался сюжет, параллельный изображению.

В эпоху Ренессанса предпочитали рамы правильной формы, часто в виде круга. Тема круга и окружности могла варьироваться. Это могло быть просто изображение, вписанное в тондо, или тон-до, написанное на прямоугольной доске, как, на пример, у Луки Синьорелли, где остальная часть доски является прекрасной имитацией каменной плиты с барельефами, обрамляющей круглую картину.

Круглая рама могла быть и окном. Андреа Мантенья изобразил подобное окно в небо на потолке супружеской спальни в герцогском дворце в Мантуе. Сквозь это окно сверху смотрят амуры, служанки и даже павлин. Получается картина в картине.

Вообще рама в раме - это отдельная тема. Художники могли изображать раму прямо в картине, тем самым, выделяя главное изображение. Этой рамой мог служить дверной или оконный проем, через который виден пейзаж - закрытый сад, сад наслаждений или, иными словами, рай. Рамой могла быть и арка или арочный проём.

Развитие рамы активно происходило в северных странах с появлением масляной живописи. С распространением методов линейной перспективы и эффектов воспроизведения видимого мира рама приобретает сложную профилировку, становится как бы ступеньками, помогающими глазу зрителя погрузиться в изображённый мир.

В то же время пространство внутри рамы продолжает сохранять сакральное значение. Да и сюжеты картин носили тогда сложный символический и философский характер. Например, «Слепые» Брейгеля - картина с огромной смысловой нагрузкой. И в данном случае, дабы не отвлекать внимание зрителя от философского смысла картины, раму выбрали нарочито строгую. Впоследствии именно такие простые формы рам, благородного чёрного или коричневого цветов, прижились в Северной Европе. Они превосходно сочетались со скромными голландскими натюрмортами и пейзажами.

В конце ХIХ века с появлением новых течений в живописи стала меняться и рама. Яркая живопись импрессионистов лучше всего сочеталась с простыми белыми рамами. Рамы эпохи модерна изгибались наподобие живых растений, обретая неровную и даже асимметричную форму, чтобы лучше оттенить тягучую, изгибающуюся живопись.Деревянные рамы превращались в ветви деревьев, оплетающие изображение. Можно сказать, что модерн возвёл раму в самостоятельное произведение декоративного искусства, изготавливавшееся с применением неокрашенного дерева, кожи, металла.

В эпоху модерна архитектура, мебель, живописное и скульптурное убранство интерьеров создавалось архитекторами в едином стиле. Крупные архитекторы модерна создавали не просто проект дома, но и полностью декорировали его. Именно поэтому трудно отделить произведение модерна от его рамы и, наоборот, отделить раму от картины. С более мелкими аксессуарами - такими, как рамки для фотографий или зеркал - дело обстояло проще. Их рамки просто выдерживались в стилистике - богато декорировались лилиями или растительным орнаментом.

Возникшие в ХХ веке концептуальная и абстрактная живопись вообще отвергли необходимость рамы. Тем самым живопись перестала существовать как мир в себе, выйдя за пределы картины и слившись с окружающей средой. Отсутствие рамы стирает границу между реальным миром и миром иллюзорным. Абстрактная живопись идеально вписывается в современный интерьер, с его прямыми и чёткими линиями, яркими цветовыми акцентами и аксессуарами в стиле хай-тек. Без рамы она сама становится ярким цветовым акцентом в интерьере. Но она также прекрасно смотрится и в классическом интерьере, например, в стиле ампир.

Старые мастера учитывали воздействие рамы в процессе работы. Так, в эпоху Ренессанса архитектурное обрамление и архитектура, изображённая на картине, обязательно сочетались между собой, можно даже сказать, что они звучали в унисон. И это мы прекрасно видим у Мантеньи. Барокко и рококо испытывали склонность к крайней оптической иллюзии и вместо реальной рамы делали иллюзорную. На росписях плафонов Тьеполо изображения на раме, рама активно включаются в сюжетную линию картины.

Романтизм часто выносил изображение за плоскость картины, на раму в символическом орнаментальном образе. В некотором смысле так достигался эффект отсутствия рамы.

В 1990-х годах в Метрополитен-музее в Нью-Йорке прошла выставка, целиком посвященная рамам эпохи Возрождения. В залах музея не было выставлено ни одной картины - только рамы. С одной стороны, это привело к анекдотическим последствиям (один из посетителей решил, что произошла грандиозная кража века, и вызвал полицию), но, с другой стороны, показала, что рамы, даже за отсутствием картин, могут иметь собственную эстетическую ценность.

В эпоху постмодерна, когда выбор необычайно велик, подбирать раму к картине, постеру или фотографии - особое искусство. В раме проявится вкус и эстетические пристрастия владельца. Поэтому следует быть внимательным и к изображению, и к интерьеру, прислушиваться к ним, чтобы рама не нарушила их внутреннего содержания и баланса.

© Багетная мастерская Сити-Багет: оформление в багет, паспарту, печать на холсте, обрамление картин.

Контактные телефоны мастерской: +7(495) 649-81-46 Мобильный телефон: +7(903) 293-36-38